И.И. Нестеров. В России нефти больше нет.

НЕФТЬ. Это слово в нынешней стране нашей произносится часто и с .. почтением. «Великая энергетическая Держава» это словосочетание стало символом Политики России. А как у нас-то обстоят дела с этой самой нефтью?

Привожу статью-интервью. Известный публицист В. Тетекин рассказывает о своей встрече с учёным – виднейшим специалистом в этом вопросе. О встрече с директором Западно-Сибирского геолого-разведочного института И.И. Нестеровым. Мнение Ивана Ивановича"В стране нефти НЕТ".

----------------------<cut>----------------------

Слово В.Тетекину:

Мне запомнилась встреча с Иваном Ивановичем НЕСТЕРОВЫМ.
Это личность легендарная. Участник открытия и освоения крупнейших месторождений нефти и газа в Западной Сибири, лауреат Ленинской премии, член-корреспондент АН СССР (и РАН), в течение 35 лет — директор мощнейшего Западно-Сибирского геолого-разведочного нефтяного института.

Он знает о тюменской и российской нефти больше, чем кто бы то ни был.
И то, что он рассказывал, было поразительным.
Ведь многие из нас, включая автора этих строк, находятся в плену представлений о том, что запасы нефти в нашей стране неиссякаемы.

Но вот что думает по этому поводу академик Нестеров.

[cut]

Вопрос: — Иван Иванович! Огромные мировые цены на нефть, "золотой дождь», который нисходит на Россию с начала 2000-х, создают впечатление процветания, политической и экономической стабильности.

Отсюда и феномен «всенародной любви» к Путину.

Ответ — Народ убежден, что нефти много, что «золотой век» будет продолжаться почти бесконечно, что нынешнему поколению граждан РФ не о чем беспокоиться.

Вопрос: — Надолго ли нефти хватит на самом деле?

Ответ: — В стране нефти НЕТ.
В этом году началось падение ее добычи даже в Западной Сибири. «Сургутнефтегаз» — самая процветающая компания. И тем не менее падение на 3% по сравнению с прошлым годом. .«Славнефть» в Мегионе — падение на 30%. Мелкие фирмы (их уже под две сотни) — падение на 30%.

«Роснефть» вроде бы увеличила добычу на 30%. Но это липовый рост. Они забрали ЮКОС и его добычу выдают за свою. То есть, вроде бы по России прирост в 3%. Но я думаю, что эти цифры натянутые. К 2015—2020 годам будет обвальное падение.

К 2015 году мы должны быть готовыми нефть покупать за рубежом.

И.И. Нестеров. В России нефти больше нет.

Вопрос — Все считают, что у нас, по прогнозным запасам, нефти полно. Но что такое прогнозные запасы?

Ответ — В прошлом году Министерство природных ресурсов выставило на тендер тему-задачу — — прирастить ресурсы нефти по России на 2 млрд тонн категории «Д». Готово заплатить за такие обоснования 280 млн. рублей.

Я написал министру, что берусь «сделать» 2 млрд тонн прогнозной нефти за месяц, и бесплатно. И это будет более обоснованно. И бесплатно.

Но этими «прогнозами» кормят верхушку РФ.

Верить этому нельзя. Но на самом деле все обстоит иначе. В США, например, учитывают запасы только категорий «А» и «Б». Поэтому с 1938 года у них годовая добыча постоянно обеспечена на 10 лет вперед. А у нас промышленными запасами считаются категории «А», «Б», «С1» и даже «С2». А что такое категория «С2»?

Это «запасы», где еще НЕ ПРОБУРЕНО НИ ОДНОЙ СКВАЖИНЫ.

В «верхах» этого не знают?

Вопрос — Но верхушка РФ намерена теперь снабжать нефтью не только Запад, но и Восток.

Ответ — Путин дал согласие на создание нефтепровода мощностью в 80 млн тонн в год из Восточной Сибири (из Иркутской области) на Тихий океан, до Находки. Из этого объема — 50 млн тонн нефти в год Китаю.

Это очень сомнительное решение. Чтобы добыть 80 млн тонн нефти в год, нужно примерно 3 млрд тонн запасов категории «А» и «Б». Сегодня запасов таких категорий в Восточной Сибири — НОЛЬ.

И ничего не предвидится. Ведь чтобы открыть новые месторождения и доказать наличие там промышленных запасов, нужно поисково-разведочное бурение по 3—3,5 млн метров в год.

Для этого необходимо примерно 300 буровых станков. Их тоже нет. «Уралмаш» способен производить, примерно …8 станков в год. Там уже очередь на 6—7 лет. Покупать за границей — никакого Стабилизационного фонда не хватит.

(Напоминание от ni1989 – Советский Союз не только производил такое оборудование, но и продавал его даже в США)!

Но станки тоже еще не всё. Для них нужно минимум 250 бригад поисково-разведочного бурения. Их тоже нет — ноль.

Путин считает, что в 2011 году вся эта труба будет заполнена. Но я считаю (это сугубо мое мнение), что ни в 2011, ни в 2020, ни в 2030-м, ни в 2050 году этой нефти не будет.

В этом здании, где идет интервью, раньше был Западно-Сибирский геолого-разведочный нефтяной институт. Здесь обосновывали и проектировали все скважины. В год до 800 скважин. И ВСЕ БУРИЛИСЬ. Сегодня вся Россия за счет бюджета бурит 5 скважин.

Вопрос — А частные компании?

Ответ — «Сургутнефтегаз» бурил порядка 600 тыс. погонных метров в год. Но беда не только в объемах геолого-разведочных работ, а в том, что всю территорию поделили на лоскуты — лицензии. У нас на месторождениях сидят порядка 200 фирм. Большим фирмам, которые могут выделить деньги на геологоразведку, негде бурить.

Это самая дикая сторона частной собственности. Она превратилась в тормоз развития нефтяной промышленности. Когда мы работали — бывали гигантские месторождения. А сейчас шарахаются туда-сюда.

Даже готовы бурить. Но на своей территории негде. Значит, нужно уходить от своих баз.

Пошли на север. Всё пусто. Во льдах теперь искать, возле Северного полюса? Там нефти нет. Ни грамма. Тот же «Сургутнефтегаз» взял участок в Иркутской области. Туда нужно везти станки и там тяжелейшие условия.

В разведанных районах скважина стоит 40—50 млн рублей. А в неосвоенных районах нужно 200 млн на скважину.

Вопрос — Значит, поставки нефти Китаю Россия обеспечить не сможет?

Ответ — Только если отобрать поставки у Запада и повернуть на Восток тюменскую нефть. Я бы советовал с китайцами не шутить. Они такие штрафы предъявят нам...

Вопрос — Но с тюменской-то нефтью всё в порядке?

Ответ — Нет. Ее почти уничтожили. Ее из извлекаемой части загнали в неизвлекаемую. За счет неправильной разработки. За счет того, что государство упустило контроль над разработкой нефти.

Сейчас новые хозяева сами составляют проекты, сами контролируют. Раньше был строгий контроль разработчиков. Головной институт имел право остановить промысел, если нарушают технологию.

В 1992 году, мы, — директора крупнейших институтов и объединений, — поехали в Москву. Нас принимал Бурбулис. Он нам говорит:
«Вы геологи? Тогда берите молоток, бутылку водки и работайте».

Вот на таком пещерном уровне понимание геологии. Боюсь, что на этом же уровне в «верхах» так всё и осталось.

На предложения нашего экспертного совета в «Роснедрах», где собраны лучшие советские геологи, вообще не обращают внимания. «Им» это неинтересно. А вот в 1942 году, в самые тяжелые времена, Сталин дал приказ всех геологов отозвать с фронта и направить на поиски полезных ископаемых.

Вопрос – Тем не менее трудно поверить, чтобы власть вела себя столь безответственно.

Ответ — Вот Концепция энергетической стратегии России на период до 2030 года. Выполнял ее Институт энергетической стратегии. Я бы назвал это концепцией разрушения России.

Ничего конкретного. Сплошная фразеология — всё у нас прекрасно, мы растем, развиваемся. Но приводится реальная статистика. От нее никуда не уйдешь. И, если судить по статистике, — всё наоборот: везде падение, падение, падение.

Но самое главное — ничего конкретного. Поучились бы у Госплана СССР. Там принимали планы на 5 лет и больше. И всё выполнялось. Ибо всё прорабатывалось и просчитывалось….

* * *

Далее геолог-нефтяник-академик И.И.Нестеров рассказал о новейших научных расчетах в области НЕФТИ. Нам с вами, уважаемый читатель, трудно судить о них.

НО ПОТРЕБОВАТЬ от власть имущих ВНИКНУТЬ в важнейшую проблему и принять ответственные решения, — НАШ ДОЛГ.

Беседу вел Вячеслав ТЕТЕКИН.
Январь 2008

Необходимо зарегистрироваться и подключиться к доку, чтобы прочитать скрытый текст