Под «колпаком»: как ФБР разводило «жучков» в посольстве СССР в Вашингтоне
Сегодня — День дипломатического работника. 470 лет назад, 10 февраля 1549 года, царь Иван IV Грозный создал Посольский приказ — первое внешнеполитическое ведомство, представляющее интересы России.

----------------------<cut>----------------------

Испокон веков служащие советских дипломатических, торговых и других представительств, аккредитованных в Соединенных Штатах, находились под «колпаком» контрразведки ФБР, конкретно — ее технарей-«энтомологов», чья специализация — разведение «жучков». И хотя «насекомые» эти вездесущи, но оливку с «жучком» в бокале с мартини можно найти лишь в романе о Джеймсе Бонде. ФБР считает такие сюжеты «нулевой достоверностью» и для «съема» информации внедряет этих крохотных, но весьма опасных «насекомых» в обувь объекта оперативной разработки, в его атташе-кейс, телефон или в предметы жилища…

«Гулливер» под кроватью

В ноябре 1984 года сотрудник Первого главка КГБ (внешняя разведка) полковник Алексеев под прикрытием третьего секретаря прибыл в посольство СССР в Вашингтоне. В домах, где обитали наши дипломаты низкого ранга, свободных квартир не было, и его поселили в жилом комплексе «Айрин» в престижном вашингтонском пригороде Чеви-Чейс.

Это был настоящий город в городе, со своими законами и традициями, пишет еженедельник «Звезда». В «Айрин» не сдавали квартир людям с собаками, кошками и детьми. Новые постояльцы должны были за свой счет застелить коврами полы жилища, чтобы не беспокоить соседей снизу. Накануне национальных и религиозных праздников администрация комплекса присылала жильцам список обслуги. Против каждой фамилии был указан номера счета, на который надо было в качестве подарка перевести фиксированную сумму.

Алексеев избежал трат — комендант посольства вручил управляющему «Айрин» ящик «Столичной», пояснив, что новичок поживет в доме не более недели. Анализируя последовавшие события, полковник пришел к выводу, что именно краткость его пребывания в «Айрин» подтолкнула ФБР ежедневно проводить в его апартаментах негласные обыски.

Под «колпаком»: как ФБР разводило «жучков» в посольстве СССР в Вашингтоне
В первый же вечер Алексеев, войдя в свое жилище, обнаружил следы незваных гостей в пепельнице: там лежал истлевший окурок дешевой сигары. В следующий раз его ожидал убийственный сюрприз.

Войдя в квартиру, он едва не задохнулся от сигарного дыма. Судя по висящим клубам, визитер едва успел унести ноги. Но как? На лестничной площадке Алексеев никого не встретил. Значит, квартира имеет замаскированный вход. Искать долго не пришлось — потайной лаз находился в шкафу, встроенном в стену, отделявшую смежную квартиру.

Шеф контрразведки резидентуры КГБ в Вашингтоне полковник Черкашин предупредил Алексеева, чтобы тот, покинув жилище и обнаружив, что оставил что-то, не пытался вернуться туда ни через пять минут, ни через десять.

- Почему?

- Потому, Владимир Иванович, что ваше возвращение в ФБР расценят как проверку с целью поймать их за руку. А это чревато осложнениями… для вас! Могут и ветровое стекло вашего авто разбить, и шины проколоть, и пьяную драку спровоцировать... Ну да вы не новичок в этих делах. У них, как и у нас, методы однотипные... Так что избегайте моментальных возвращений!

Алексеев поблагодарил старшего товарища за совет и на следующий день сделал все с точностью наоборот.

Утром, спустившись в гараж, Владимир вспомнил, что ключи от машины оставил на прикроватной тумбочке, и бросился к лифту.

Первое, что он увидел, войдя в спальню, были башмаки, как минимум, пятидесятого размера, торчавшие из-под кровати. Лежавший там «Гулливер» пыхтел и чертыхался. Работал он самозабвенно и даже не услышал, как за Алексеевым захлопнулась входная дверь.

Оценив ситуацию, Владимир рискнул и бесшумно — напольный ковер скрадывал шаги — подкрался к тумбочке, схватил ключи и исчез, как призрак.

Только в лифте он вспомнил наставление Черкашина. Возникли и вопросы: «Гулливер» изымал «жучка» или ставил его в кровать? Или делал и то, и другое?

Когда Алексеев доложил о происшествии Черкашину, тот ограничился одной фразой:

- Ну а что вы хотите, Владимир Иванович, они делают свою работу, мы — свою. На войне, как на войне...

Под «колпаком»: как ФБР разводило «жучков» в посольстве СССР в Вашингтоне

«Дядюшка Джо»

От агентуры в исламских диаспорах Соединенных Штатов поступила информация, что экстремисты из числа иранских студентов намерены провести штурм посольства СССР в Вашингтоне, приурочив его к пятой годовщине ввода советских войск в Афганистан.

Центр в категоричном тоне потребовал от вашингтонской резидентуры принять обеспечительные меры, гарантирующие безопасность сотрудников и здания дипмиссии.

Проверили надежность ограды, оконных решеток и дверей, окна первого этажа закрыли щитами из дубового бруса, а работницам посольства для отпора иранским экстремистам раздали электрошокеры.

Мужчины-дипломаты под руководством Алексеева, занявшего должность офицера безопасности, постигали искусство обращения с брандспойтами и огнетушителями. Воспоминания о нападении фанатиков-персов на российскую дипломатическую миссию в 1829 году в Тегеране и убийство посланника Российской империи Александра Сергеевича Грибоедова придавали их рвению дополнительный импульс…

Для фиксации действий полиции и атакующих иранцев оперативно-технический отдел хотел использовать имеющиеся видеокамеры «Sanyo», но при проверке выяснилось, что они работают на пределе своих возможностей.

- Нет худа без добра, товарищ полковник, — заявил Алексеев, обращаясь к Черкашину. — В самолете я за «рюмкой чая» сблизился с менеджером филиала «Sanyo» в США. Внешне он похож на Иосифа Виссарионовича, поэтому просил называть его «дядюшкой Джо», как это делали Рузвельт и Черчилль. Разрешите обратиться к нему?

- Действуйте!

Звонок Алексеева вызвал у «дядюшки Джо» приятные воспоминания о «Столичной» и черной икре, огромные объемы коих он уничтожил в полете, и с готовностью рявкнул «О’кey!»

А спустя час «дядюшка Джо» сообщил, что поставка видеокамер «Sanyo» ожидается через две недели. Но выход есть — на складе лежат американские камеры NCB, которые идентичны «Sanyo», и «русский друг» может забрать их.

Через два часа камеры NCB были подключены к охранной видеосистеме, ведущей внешний контроль посольства. Все проходило под недреманным оком «наружки» ФБР, чьи авто круглосуточно дежурили у особняка посольства и на прилегающих улицах…

Утром полицейские заняли площадку перед зданием дипмиссии. За ними прибыли 3-4 сотни молодых иранцев. Они около часа выкрикивали какие-то лозунги на фарси. Словесная увертюра штурма закончилась, и митингующие стали дефилировать вокруг здания. Теперь, чтобы привлечь внимание жителей соседних домов, они кричали ругательства по-английски. Еще через полчаса студенты утомились и рассеялись.

Под «колпаком»: как ФБР разводило «жучков» в посольстве СССР в Вашингтоне
По окончании «террористической акции» Анатолий Федорович Добрынин, Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР в США, пригласил полицейских внутрь здания на совместный с дипломатами фуршет — всем не мешало снять напряжение.

«Н-да, — произнес Алексеев, опрокинув рюмку водки, — Вашингтон — не Тегеран, а Добрынин — не Грибоедов. Может, оно и к лучшему — обошлось-то без кровопролития!»

На следующее утро Алексеев, следуя мимо машины «наружки», стоявшей у посольства, заметил внутри салона портативный телевизор. На экране — невероятно! — была такая же картинка, как и на мониторах системы внешнего охранного видеонаблюдения посольства.

В ходе разбирательства технари сошлись во мнении, что новые камеры NCB «лучат в эфир» какой-то сигнал, который фэбээровцы принимают на свои телевизоры в авто. Действительно, в трех видеокамерах обнаружили «жучки» — миниатюрные радиопередатчики, каждый — с пластинку жевательной резинки.

«Черт возьми! — не сдержался Алексеев, — а ведь «дядюшка Джо» пытался всучить мне еще несколько камер NCB для видеонаблюдения в той части здания, где дипломаты принимают посетителей. Польстись я на огромн