Серая масса

Исследование о том, как высшее образование стало платным и плохим

----------------------<cut>----------------------

Высшее государственное образование в России уже давно перестало быть бесплатным — большинство студентов учатся за деньги и основную часть дохода вузы также получают не из бюджета. Но стало ли образование от этого лучше?

Как мы считали

Для исследования мы использовали финансовую отчетность 495 государственных и муниципальных вузов России, опубликованную на сайте bus.gov.ru (силовые вузы сюда не включены — они либо не публикуют отчеты, либо публикуют в урезанном виде). В отчетности вуз показывает свой доход, который складывается из трех источников:

1. Субсидии на выполнение госзадания — это покрытие государством себестоимости обучения студентов и проведения научно-исследовательских работ.

2. Субсидии на иные цели — средства на выплату стипендий и дополнительное финансирование вуза, например, средства на ремонт, закупку оборудования, проведение мероприятий. Эти средства не связаны ни с каким нормативами, также как и бюджетные инвестиции — капвложения учредителя (в нашем случае государства).

3. Внебюджетный доход. Это собственный доход вуза от платного обучения, грантов, научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР), сдачи в аренду помещений и так далее.

Данные о численности студентов-заочников и внебюджетников взяты из мониторинга вузов Минобрнауки; данные о госконтрактах вузов — с сайта Госзатраты (clearspending.ru); данные о личном доходе ректоров — из деклараций, опубликованных на сайтах вузов; данные о численности студентов по специальностям и формам обучения — из статистических данных Минобрнауки.

Данные о приеме в вузы студентов-очников взяты из мониторинга ВШЭ (ege.hse.ru). ВШЭ собирает приказы о зачислении очников на бакалавриат и специалитет, включающие в себя данные о баллах ЕГЭ.

Исследование охватывает данные о качестве очного приема в вузы с 2012 по 2018 года и сведения о доходах вузов в 2015–2017 годах.

Как высшее образование перестало быть бесплатным

Большинство студентов в России платят за себя сами, а государство перестало быть основным источником дохода для большинства вузов

Соотношение численности приема в вузы и выпускников средней школы
Данные о численности приема даны по всем формам обучения, включая магистратуру

Серая масса

Есть и второй показатель, демонстрирующий перемены. В 2017 году внебюджетный доход 447 федеральных вузов обогнал долю субсидий на госзадание, то есть государство перестало быть основным заказчиком вузов не только по числу учащихся, но и по объему заработанного.

Структура доходов федеральных государственных вузов в 2017 году, в процентах

Серая масса

Какие вузы живут хорошо

Исследование показывает глубокую пропасть по достатку между подавляющей массой российского высшего гособразования и группой «привилегированных» институтов и университетов.

Серая масса

Всем своим вузам государство финансирует бюджетные места (субсидия на госзадание), но этих денег хватает только на зарплаты педагогов и базовое содержание зданий. Дополнительное финансирование — целевые субсидии на ремонт, строительство, покупку оборудования — достается не всем. У 40% вузов они в 2017 году были меньше 10 млн руб. или вовсе отсутствовали. Но некоторым вузам достаются очень крупные субсидии и инвестиции — иногда больше 1 млрд руб. в год.

Кто входит в группу «привилегированных»? Это, во-первых, 21 участник программы 5–100 — эти вузы должны попасть в мировые рейтинги. Среди них, например, Санкт-Петербургский и Томский политехнические университеты, РУДН, Высшая школа экономики, МИФИ, Первый медицинский им. Сеченова, Дальневосточный федеральный университет. Им досталось 40% из 44 млрд руб. целевых субсидий и бюджетных инвестиций (без учета стипендий), полученных всеми госвузами.

Пятая часть госвузов России — 100 крупнейших по доходу университетов — забирает почти половину всех студентов, 62% дохода и три четверти целевых субсидий.

Топ-20 российских вузов, которые больше всего любит государство
Рейтинг по сумме целевых субсидий и бюджетных инвестиций без учёта стипендии, млрд руб.

Серая масса

Это — флагманы высшего образования. Но большинство вузов не получает почти ничего.

Какие вузы живут плохо

Больше половины российских вузов получают лишь крохотные субсидии. Однако этим вузам тоже нужен капремонт корпусов и новые общежития.

Серая масса

Хуже всего — сельскохозяйственным вузам. Из 54 вузов Минсельхоза 40% получили в 2017 году меньше 10 млн руб. Ивановская сельхозакадемия с 2012 года просит в Минсельхозе деньги на ремонт аварийных помещений — в старых корпусах течет все — и крыши, и трубы. В 2017 году вузу удалось отремонтировать один кабинет и туалеты в одном из четырех общежитий, а также провести воду, канализацию и «частично меблировать» бомбоубежище — это предписание МЧС. Средняя зарплата сотрудников — 19 тыс. рублей.

Своих денег у вуза также нет: в академии из 1,6 тыс. студентов только 20% — внебюджетники. Это вдвое меньше, чем в среднем по России. Конкурса при поступлении в академию почти нет даже на бюджет, средний балл очников-бюджетников — 55: это «твердые» троечники по расчетам Миннауки. Еще больше академию подкосило в 2017 году, когда у нее отозвали аккредитации на бакалавриат по землеустройству, экономике и менеджменту и специалитет по ветеринарии, и она в один миг лишилась 281 студента, в основном платников.

Серая масса
Спортзал Ивановской ГСХА

«Те кто показал высокие результаты, уехали покорять большие города»

«На первом этаже — устойчивый запах канализации, на втором и третьем — туалета. Стены обшарпаны. На потолке в коридоре — промочки. В нескольких местах на стенах — металлические стяжки на резьбе: они держат расползающиеся стены. В бытовке, чтобы не рухнул потолок, стоят специальные конструкции: две широкие металлические планки (одна упирается в пол, другая — в потолок), между ними — два столба»,
— описывает одно из общежитий Ивановской сельхозакадемии «Ивановская газета».

«Вся ситуация еще усложнена тем, что не все из выпускников сдавали ЕГЭ, не все преодолели минимальных порог, а те кто показал высокие результаты уехали покорять большие города»
— из отчета академии о самообследовании 2018 года (орфография источника сохранена — «Проект»).

Как большим вузам досталась основная часть денег студентов

Для основной массы российских госвузов единственный способ наскрести денег на ремонт, покупку оборудования и доплаты преподавателям — студенты-внебюджетники и другие платные услуги. Но зарабатывать удается далеко не всем. И не на всём.

Внебюджетный доход распределен по вузам крайне неравномерно. На 100 крупнейших по общему доходу вузов (это пятая часть всех госвузов) приходится 62% доходов всего сектора и 64% всех внебюджетных доходов.

Серая масса

Если анализировать, на каком образовании зарабатывают госвузы, станет ясно, что нередко оно не соответствует профилю учебных учреждений.

У Казанского аграрного университета, например, очень высокая для сельхозвузов доля внебюджетного дохода — 81%. В 2018 году план приема вуза включал 712 очников: 379 бюджетников и 333 платника, причем из последних только двое — по сельскохозяйственным специальностям. Остальные — экономисты, менеджеры, специалисты по кадастру. Средний балл очников (бюджетников и платников) в 2018 году неплох — 59, выше условной границы между «тройкой» и «четверкой». Но заочники-внебюджетники, которых Минобрнауки в анализе качества приема не учитывает, смогли поступить на специальности «землеустройство и кадастр», «экономика» и «агроинженерия» (это нечто среднее между механизацией и автоматизацией сельского хозяйства) со средним баллом 40–45. Заочное образование в этом университете фантастически дешевое: от 30 тыс. руб. в год. Минимальный балл ЕГЭ — 27 по математике и 36 по русскому языку. Иначе говоря, будущие конструкторы теплиц и элеваторов едва смогли закончить среднюю школу.

Стабильнее всего удается зарабатывать крупным вузам: все вузы с доходом более 2 млрд руб. в год получают больше 20% внебюджетного дохода, а большинство – больше 30%.

Как самые государственные вузы России стали самыми платными

Парадоксально, но «самыми платными» вузами России оказались две кузницы кадров для государства: РАНХиГС и МГИМО.

В крупнейшем вузе России РАНХиГС 83% студентов из 93 тыс. — платники, вуз в 2017 году получил из внебюджетных источников 60% своего дохода в 20 млрд руб. Образование недешевое: до 320 тыс. руб. в год.

МГИМО в 2017 году получил из внебюджетных источников 78% своего дохода в 4,2 млрд руб. Здесь 63% из 9 тыс. студентов — внебюджетники и самое дорогое образование среди государственных вузов: очный бакалавриат стоит в среднем более 500 тыс. руб. в год. Несмотря на высокий вступительный балл, который, казалось бы, должен гарантировать интеллектуальный уровень поступивших, выпускники и студенты МГИМО часто оказываются в центре скандалов. Ректор МГИМО Анатолий Торкунов в 2016 году был вынужден лично реагировать на грубые публичные высказывания дочери чеченского предпринимателя, владельца группы «Альянс» Мусы Бажаева, Элины, о качестве жизни в России.

Серая масса
Здание МГИМО

В МГИМО та же особенность, что и в менее известных вузах — он учит за деньги тому, чему не учит бесплатно. К примеру, по специальности «менеджмент» — это 93 места из всех 840 платных — можно учиться только за свой счет. На 86 платных мест на «госуправлении» приходится только 10 бюджетных. Более чем в 40 региональных филиалах госвузов вообще нет бюджетных мест: это филиалы РАНХиГС (всего у вуза их 38, без бюджетных мест — 9), РЭА им. Плеханова, Кубанского госуниверситета, Российского государственного социального университета.

В РЭА им. Плеханова с доходом 7,6 млрд руб. в 2017 году внебюджетников — 77% из 44 тыс. студентов. В РУДН внебюджетный доход в 2017 году — 72% из 9,1 млрд руб. общего дохода, внебюджетников здесь 71% из 25 тыс. студентов (25% студентов там — иностранцы).

Серая масса

Как бедные вузы становятся еще беднее

Если крупные госвузы со звучными именами научились зарабатывать на платниках (пусть и обучая их не всегда тому, что соответствует их профилю), то некоторым институтам и университетам зарабатывать просто не на чем.

Например, половина вузов Минкультуры (всего их 45) получает меньше 20% дохода за счет внебюджетной сферы. В Орловском институте культуры, например, только 5% студентов учатся платно. Средняя зарплата педагога — 24 тыс. рублей при средней по региону 26 тыс. руб.

Соотношение общего дохода (млрд руб.) и доли внебюджетного дохода вузов (%)

Серая масса

В этой «серой зоне» вузов царят «экономика», «управление качеством», «психология», «госуправление», «менеджмент» — специальности, в изобилии появившиеся в российском высшем образовании еще в 90-х, и ставшие символом его некачественности. Именно с помощью этих специальностей пытаются выжить малые вузы.

В 2017 на группы специальностей экономика, юриспруденция, менеджмент, госуправление поступили 25% первокурсников. А из числа внебюджетников — 40%.

Кроме этих, традиционно хорошо продаваемых специальностей, в последние годы вырос спрос на педагогическое образование. По данным ВШЭ, в 2011 году 10% первокурсников-очников поступили на педагогические специальности за свой счет, в 2018 году их стало 31%. Зарплата учителя — неплохой и, главное, стабильный доход, особенно для сельских районов. На бюджет на педагогические специальности средний балл почти везде больше 60. На внебюджете с будущими педагогами все хуже: в четверти вузов, куда в 2018 году поступали педагоги-платники, средний балл не превысил 56.

Как Россия стала страной инженеров-троечников

Желание хоть как-то заработать привело к существенному ухудшению качества приема в вузы: и на платные, и на бюджетные отделения.

Каждый год ВШЭ публикует данные о качестве приема (среднем балле ЕГЭ) на очные отделения госвузов. По этим данным, в 2012 году, когда началась кампания Минобрнауки по борьбе за качество приема, средний балл всех очников-бюджетников составлял 63,5 баллов, внебюджетников — 56,6. Но поступить на бюджет можно было даже со средним баллом 30. Например, на «машиностроение» в Брянском техническом университете — со средним баллом 32, на энергетика в Астраханском техническом университете и на специалиста по эксплуатации авиационных систем в Волжской академии водного транспорта — 36 баллов.

«Хронические троечники никуда не делись из системы российского высшего образования. Клиенты институтов управления, бизнеса и дизайна, которые давали дипломы кому угодно, теперь поступают за немного большие деньги в педагогические институты»,
— говорит профессор факультета социологии и философии ЕУСПб Михаил Соколов.

В последующие годы «троечников» становилось меньше, правда, росли и средние по России баллы ЕГЭ: русский язык, например, с 57 баллов в 2009 году до 71 в 2018 году (природа роста, впрочем, никак не объяснена).

Баллы ЕГЭ

Условная «тройка» — до 56 баллов
Условная четверка — от 56 до 70 баллов
«Отличники» — выше 70 баллов

Минимальные баллы для поступления:

Математика — 27
Русский язык — 36
Обществознание — 42
Физика — 36
Английский язык — 22
Информатика — 40

В 2018 году крупнейшие по численности студентов вузы России принимали очников со средним баллом выше 60. Лидеры по качеству бюджетного приема — МФТИ, МГИМО, СПбГУ, НИУ ВШЭ в Москве и Санкт-Петербурге — занимают первые пять мест также и по качеству внебюджетного приема.

Но обычным провинциальным институтам приходится иметь дело с куда более грубой реальностью. В Бурятском госуниверситете в 2018 году средний балл на бюджетные места по специальности «физика» — 51. На внебюджетных местах по специальности «управление качеством» в Саратовском аграрном университете — 37 баллов, бюджетных — 53 балла.

Большинство университетов в 2018 году набрали экономистов-внебюджетников со средним баллом ниже 60, четверть — ниже 56. В Уральском университете путей сообщения, например, в 2018 году бюджетных мест по экономике не было, только 330 внебюджетных, средний балл поступивших составил 56. В Северо-Осетинском университете нет бюджетных мест по специальности «востоковедение и африканистика», зато вуз набрал на нее 8 очников-внебюджетников со средним баллом 52. В Оренбургском мединституте очники-внебюджетники едва преодолели порог «тройки» со средним баллом 57,6, а их в вузе больше половины.

Что ждет государственное высшее образование

Для того чтобы повысить качество приема, чиновникам придется сокращать количество бюджетных мест. А можно просто ничего не делать, ожидая нового демографического пика.

Чтобы повысить интерес молодежи к так называемому «реальному сектору экономики», Минобрнауки сокращал бюджетные места на социально-экономических направлениях и увеличивал их, например, на информатике, а в некоторые годы и на технических специальностях. В результате возник опасный перекос, сделавший сложные специальности доступными для троечников.

Например, в 2018 году на бюджет на специальность «авиационная и ракетно-космическая техника» в Ульяновском техническом университете поступили абитуриенты со средним баллом ЕГЭ 52. На «авиационные системы» в Мурманском университете — 55. На «автоматику и управление» в Северо-Кавказском горно-металлургическом институте — со средним баллом 47.

Еще больше их на внебюджетных местах: по специальностям «автоматика и управление», «энергетика» и «информатика» больше половины вузов набрали очников-внебюджетников со средним баллом меньше 56, по «геодезии и землеустройству» и «строительству» почти все вузы довольствовались студентами с такими баллами.

Зато журналисты и лингвисты на внебюджетные места чаще всего поступают со средним баллом больше 65. Даже в Санкт-Петербургском университете аэрокосмического приборостроения средний балл лингвистов-внебюджетников — 76, ну, а в ведущих классических университетах баллы еще выше.

Наверное, улучшить качество приема по важным для экономики профилям можно было бы, сократив количество мест в вузах, как бюджетных, так и внебюджетных. Пока Миннауки решилось сделать это для магистратуры: в 2019 году прием на бюджетные места в ней будет уменьшен на 37%, с 205 тыс. до 129 тыс. человек. Но сокращать бюджетные места для бакалавров рискованно, а внебюджетные — очень невыгодно.

Прогноз численности потенциальных первокурсников в России до 2035 года

Серая масса

Есть еще один способ: вообще ничего не делать.

При сохранении текущего количества бюджетных мест конкуренция за них будет все сильнее: как раз с 2000 года, когда родились выпускники школ 2018 года, рождаемость в России начала расти. Если оставить все как есть, к началу 30-х годов этого века вузы автоматически будут получать примерно в полтора раза больше умных студентов, чем сейчас. И, возможно, мы услышим от будущего министра науки и высшего образования России, что это его заслуга.

Юлия Апухтина