Отвечаем на главные вопросы про латиноамериканскую страну, оставшуюся без света и воды из-за политических разборок.

Венесуэлу накрыл блэкаут. Люди питаются на помойках и учатся выживать без воды. Рассказываем, что стало причиной ситуации и может ли она повториться в России.

Повторит ли Россия судьбу Венесуэлы?

----------------------<cut>----------------------

С чего все началось?

Политический кризис в Венесуэле, усиливающийся масштабным экономическим спадом, разразился не в этом и даже не в прошлом году. Ухудшение финансового положения жители заметили еще в конце 80-х, когда у власти находился Карлос Андрес Перес. Тогда подавление акций протеста привело к гибели как минимум 276 человек (только по официальным данным). Затем страной стал управлять Уго Чавес, при котором бедняки немного подправили свое положение. Этому способствовало подорожание нефти. Но, как известно, рост цен на углеводороды сменился спадом. Правда, Чавес умер и уже не увидел глубины этой ямы.

Экономика страны окончательно пришла в упадок при Николасе Мадуро. Конфликты власти и оппозиции по поводу управления страной начались еще при Чавесе, но Мадуро все многократно усугубил, так как фактически игнорировал иное мнение. В 2015 году оппозиция выиграла парламентские выборы, но президент создал параллельную законодательную структуру — Национальную конституционную ассамблею. Она заседает в том же здании, что и парламент, и во многом узурпировала его функции.

Повторит ли Россия судьбу Венесуэлы?

Почему в стране появился второй президент?

Сторонники у Мадуро остались за счет той базы, которую сформировал Чавес. Это в основном бедные слои населения, а также «силовики». Средний класс и интеллигенция режим никогда не поддерживали. В условиях экономического кризиса, когда даже терпение обычно лояльных бедняков находится на пределе, у нехаризматичного Мадуро было немного шансов избраться на второй срок.

Но административный ресурс творит чудеса, и действующий президент выиграл досрочные выборы в мае 2018 года. Их результаты не были признаны в большинстве стран Запада и Латинской Америки. После инаугурации Мадуро в январе этого года в Венесуэле начались протесты. Спикер оппозиционного парламента Хуан Гуайдо объявил себя исполняющим обязанности президента. На Западе Мадуро уже считали нелегитимным, поэтому там признали полномочия нового главы государства. Пока ни одна из сторон не готова на компромиссы. Оппозиция требует досрочных президентских выборов, Мадуро предлагает переизбрать парламент.

Что сейчас происходит Венесуэле?

Все плохо. В соцсетях есть много свидетельств о том, что люди голодают и вынуждены искать еду на помойках. В ответ на попытку США доставить в страну гуманитарную помощь Мадуро потребовал закрыть границы с Бразилией и Колумбией. С вечера 7 марта в Венесуэле началось масштабное отключение электричества. Без света осталось 80% территории. Причина — остановка ГЭС в Гури. Венесуэльские власти сообщили, что сбой возник в результате хакерской диверсии, за которой стоят представители США. Несколько дней страна жила в режиме блэкаута. Света не было ни в школах, ни в больницах.

Только 14 марта власти заявили о восстановлении электроэнергии и возобновлении работы различных органов и общественного транспорта. Однако все это время у людей в домах в том числе отсутствовала питьевая вода. Жители нескольких штатов стали жаловаться, что у них из кранов потекла черная напоминающая нефть жидкость с неприятным запахом. Поэтому венесуэльцы были вынуждены набирать в канистры воду из рек или выстраиваться в огромные очереди к цистернам. Были зафиксированы случаи мародерства и разграбления магазинов. Местные сообщают, что некоторые люди предлагали зарядку для телефонов или лед за очень большие деньги.

«Попробуйте пожить тут — электричества нет, еда в холодильнике испортилась, помыться невозможно, так как нет воды, ближайший супермаркет разгромлен, а лекарства и антибиотики просто не достать», — написала одна из местных жительниц. «Я живу в постоянном стрессе, это, скорее, выживание», — пишет другая.

В то же время в Instagram можно найти много селфи улыбающихся и вполне довольных жизнью венесуэльцев, которые хвастаются новыми прическами или едят в ресторанах. Как поясняет доктор исторических наук Виктор Хейфец, дело даже не в том, что в стране нет продуктов и прочих товаров, а в том, что у большинству людей не на что их купить. «Литр бензина стоит 5-6 центов, а вот поменять колесо — уже $200. Средняя зарплата при этом $20-25 в месяц. Но у богатых по-прежнему есть все», — отмечает эксперт.

Чем все закончится?

Эксперты считают, что делать краткосрочные прогнозы невозможно. Слишком стремительно меняется ситуация и слишком много неизвестных в этом уравнении. В долгосрочном плане можно выделить три сценария. Первый — военные свергнут Мадуро и передадут власть оппозиции. Тогда, вероятно, в стране все же пройдут новые выборы. Второй — военные отстранят Мадуро от власти и заберут ее себе. Третий — действующий президент все-таки сможет удержаться на своем посту.

Повторит ли Россия судьбу Венесуэлы?

«Я слабо верю в то, что Мадуро удержит власть хотя бы до конца 2019 года. Но народные волнения его вряд ли сметут — часть населения по-прежнему поддерживает его режим, и оппозиции просто не хватит сил. Многое зависит от военных, и Мадуро действительно пока контролирует генералов и полковников. Но мы не знаем, что думают сержанты. Кроме того, личный бизнес крупных военных в какой-то момент тоже может оказаться под угрозой, и они перестанут поддерживать действующую власть», — отмечает Хейфец.

Может ли подобное повториться в России?

Нет. У Венесуэлы и России нет параллелей в политическом и экономическом плане. «Хотя бы потому, что экономика Венесуэлы на 95% зависит от экспорта нефти, а в России эта цифра 60% или даже меньше. Кроме того, там, в отличие от нашей страны, почти все предприятия национализированы», — уточняет Хейфец.

Поэтому примерять на нас венесуэльскую модель не стоит. Если Россию и накроет масштабный экономический и политический кризис, он будет выглядеть иначе.

Так почему нас вообще интересует Венесуэла?

Россия играет большую роль в этой ситуации. Наша страна вложила в венесуэльскую экономику от $17 млрд до $20 млрд. В случае смены политического режима эти долги вряд ли кто-то будет возвращать. Но дело не только в деньгах. Венесуэла — политический союзник нашего режима и противник США. А сегодня это даже важнее, чем финансовая поддержка. Поэтому Россия будет до последнего упираться и поддерживать Мадуро.

Повторит ли Россия судьбу Венесуэлы?