Исторические заслуги Сталина с точки зрения антикоммуниста-технократа

Прогрессирующая социально-экономическая деградация России, обнищание подавляющего большинства ее народа, всеобщая дебилизация и одичание не могут не привести в отчаяние любого честного и еще окончательно не деградировавшего человека. В этой ситуации мы невольно ищем "Спасителя", который помог бы, если не нам, то хотя бы нашим детям. И еще мы хотим отомстить, отомстить всей той сволочи, которая сделала наши беды источником своего процветания.

В этих чувствах едины чернорабочий и профессор, инженер и крестьянин, классный рабочий-оборонщик и учитель, врач и офицер, студент и пенсионер. Не испытывают этих чувств только те, кто нахапал общенародного добра. Но не о них сейчас речь.

----------------------<cut>----------------------

Как было уже сказано, существенная часть общественных эмоций несет отрицательный заряд. И естественно, что жажда Спасителя в этой ситуации сочетается с жаждой Мстителя. Общественное сознание ищет исторические аналоги такого сочетания ролей и находит его в нашем недавнем прошлом. Конечно же это Сталин. Но мысль о Сталине в этой горячечной ситуации невольно окрашивается эмоцией. И вот уже в сознании складывается стереотип:

"Сталин — это тот, кто "рубил головы". Фигуре нового Сталина наилучшим образом будет соответствовать тот, кто больше голов обещает срубить".

Но не принижаем ли мы такими рассуждениями величие Сталина ? Я утверждаю, что фигура Сталина не имеет аналогов в российской истории, истории богатой мастерами рубить головы. Чтобы отыскать Спасителя, надо задуматься о спасении нации и страны в первую очередь. Да, любой Спаситель в наше время должен будет стать Мстителем, но не любой Мститель сможет стать Спасителем. Вот основная проблема в отыскании пути возрождения России и вождя на этом пути.

Задумаемся еще раз над теми, кто был до Сталина, кто был рядом с ним. Разве Ленин или Иудушка Троцкий пролили меньше русской крови, чем Сталин? Разве массовые потери рус-ских войск были только в Великую Отечественную войну, и их не было в Первую Мировую ? Мы можем, покопавшись в нашей давней и недавней истории, задать массу подобных вопросов. И ответив на них, увидеть, что во всей нашей истории было не мало любителей рубить головы, вешать, пороть, класть собственных солдат не считано и т.д. и т.п.

Но только после Сталина Россия (СССР) стала одним из двух лидеров мировой цивилизации, разделяющей со своим историческим соперником монополию на ядерное оружие, лидирующей в освоении космоса, имеющей свою самодостаточную экономику, свой собственный научный потенциал, дающий возможность при желании обходиться в решении научно-технических проблем своими силами. Только после Сталина Россия стала самой образованной страной мира. Только после Сталина русский язык стали в массовом порядке учить не только иностранные шпионы и этнографы, а десятки тысяч специалистов в разных областях знания.

Заметьте, читатель, я в этом перечне не упомянул величину территории или некоторые показатели политической силы. Я упомянул только показатели, характеризующие самостоятельную цивилизацию и ее силу и конкурентоспособность. Россия на протяжении последних столетий была великим государством. Была она и страной, лидирующей в определенных областях гуманитарной культуры и искусства. Были в России и отдельные научные достижения.

Но вот самодостаточной, конкурентоспособной, лидирующей на мировом уровне цивилизацией Россия до Сталина не была. Этого не было ни в царской России, ни в России ленинской. Это мы растеряли уже в России брежневской. Это было только в России сталинской и послесталинской.

Именно эти моменты и отличают Сталина от всех предыдущих тиранов и любителей рубить головы. Значит ли это, что автор хочет показать Сталина этаким гуманистом и чуть ли ни либералом. Конечно же, нет. Сталин был жестким и жестоким руководителем. Сталин взнуздал и мобилизовал Россию. Сталин не останавливался перед пролитием крови. И конечно же Сталин по сути отомстил всей интернациональной ленинской сволочи за их злодеяния. Но, повторим еще раз, просто жестоких политиков в России и без Сталина было много. Просто строителей империи тоже было много. Полководцев, политиков, карателей, меценатов, хитроумных дипломатов было хоть отбавляй.

Был только один строитель собственной цивилизации — это Сталин. Он тоже был великим политиком, дипломатом, строителем государства, но все это было в его руках лишь инструментом. И этим инструментом он строил свое детище — здание современной технократичной русской цивилизации.

Попытаемся показать верность этого нашего тезиса на некоторых примерах. Сталин "давил" крестьянство и Троцкий в свое время "давил" крестьянство. Раскулачивание в начале 30-х унесло не больше крестьянских жизней, чем "расказачивание и борьба с кулаком" в начале 20-х в конце гражданской войны и при подавлении крестьянских волнений, последовавших за этим. Но сталинское раскулачивание дало материальные и трудовые ресурсы на индустриализацию, а "политические этюды Троцкого" не дали ничего, кроме голого кровопролития.

Сталин был великим строителем империи. Но империю строили и до него. Более того, многие беспристрастные и весьма патриотичные геополитики утверждают, что Сталин сделал много геополитических ошибок, не свойственных убежденным строителям империи. Так, при Сталине многие автономии стали республиками, что аукнулось нам сейчас. Внутри самих республик Сталин не позаботился о создании "пятых колонн" из малых наций против наций "средних", что всегда делают опытные "строители империй". Сталин не все сделал для максимального расширения территории СССР. Иные теоретики ставят в упрек ему неприсоединение Западной Армении, Греции, Иранского Азербайджана.

В этих действиях Сталина есть два момента.

Первый, и самый важный. Для Сталина империя не была целью, а была инструментом построения самодостаточной оригинальной русской цивилизации. Построение сильной и конкурентоспособной технотронной цивилизации важнее геополитических выигрышей. Котел цивилизации способен "оплавить" геополитические шероховатости. В рамках этой стратегии Сталин вполне мог позволить себе достаточно рискованные геополитические решения.

Второй. Сталин не мог действовать совершенно произвольно. Коммунистический характер его режима диктовал определенные рамки, в том числе и в области отношений с республиками и автономиями внутри СССР. Сталин не мог своим волевым решением "отменить" республиканское строение СССР, как не мог он, например, и "отменить" коммунистический характер СССР. Здесь уместно будет более внимательно рассмотреть вопрос о возможностях Сталина. Ведь не только вышеупомянутые масштабные решения, но даже более мелкие вопросы Сталин был вынужден решать в рамках "правил игры". Он не мог просто "прикрыть" любимого им Вертинского от пролетарских критиков, просто сказав им "Цыц!". Он вынужден был демонстративно держать на виду его пластинки, лишь намекая на свое личное расположение к артисту. А до этого Сталин демонстративно более 10 раз ходил на "Дни Турбиных", чтобы защитить Булгакова, но не мог при этом прямо придавить его пролеткультовских критиков. Он их придавил позже, но, формально не за травлю русских интеллектуалов, а за надуманную "измену пролетарскому делу".

Здесь мы не можем не охарактеризовать пресловутые сталинские репрессии. Были ли тогда действительно невинно пострадавшие ? Разумеется, да. И это была трагедия. Но, в чем все-таки основной исторический смысл репрессивной политики именно Сталина, ведь ЧК и до него уничтожало массу невинных людей. Замалчиваемые ныне оценки современников тех событий, которые тогда было опасно формулировать, а потом стало трудно вспоминать, тем не менее позволяют однозначно сформулировать мнение простых людей — сталинские репрессии второй половины 30-х годов, это народная месть революционерам за ужасы гражданской войны. Принадлежность к коммунистам однозначно рассматривалась в 30-е годы как "отягчающее вину обстоятельство" и как повод для подозрений. Кулаки, сосланные в Сибирь и Казахстан встречали партии "репрессированной номенклатуры" со злорадством, расценивая их беды как месть за свои прошлые обиды.

Об этом смутно намекают такие мэтры диссидентства как Лев Разгон и Лидия Гинзбург, сами репрессированные в то время.

В данном случае мы имеем пример довольно известного в науке о сложных системах (а общество есть классическая сложная система) эффекта. Управлять неким процессом можно отнюдь не по всей совокупности параметров. Только на неких узловых точках управляющие воздействия могут радикально изменить систему. Камень, лежащий на склоне можно подпереть для устойчивости, а можно и подтолкнуть. Но когда он покатился, его уже не остановишь. В этом случае возможности управления сводятся лишь к тому, чтобы камень катился вниз и вправо или вниз и влево.

Этот образный пример помогает нам понять возможности, объективно имевшиеся в руках Сталина. Революция "толкнула" Россию. Со Сталиным или без него, она бы катилась по пути репрессий, мобилизации народных сил, милитаризации и политического авантюризма. Но деятели типа Троцкого и Зиновьева тратили бы средства, полученные за счет народных жертв на "дело мировой революции", а Сталин эти средства тратил на ускоренную модернизацию России.

Мог ли любой руководитель в 30-е годы осуществлять "российский мобилизационный проект" иными методами. ? Мы утверждаем, что нет. В эти годы существовал избыток трудовых ресурсов, изобилие ресурсов природных и недостаток производственных фондов. Сверхэксплуатация трудовых и природных ресурсов тратилась на наращивание объема этих фондов. Такой режим функционирования экономики всегда антигуманен — со времен Древнего Египта и до наших дней. Когда у полководца на один самолет, например, имеется по три экипажа — он не жалеет экипажи и жалеет самолеты. Когда на один экипаж три самолета — он жалееет экипажи и спокойно смотрит на потери самолетов.

Простая истина состоит в том, что невозможен гуманизм в нищете и дикости, как бы ни надрывались иные проповедники различных "общечеловеческих ценностей". И наоборот, развитие, изобилие, уверенность в будущем автоматически потребуют нормальных нерепрессивных общественных отношений.

Американцы не потому гуманны (к своим, заметим), что они такие хорошие, а потому, что в их истории гораздо чаще был избыток материальных и производственных ресурсов по отношению к трудовым, чем у других народов. У нас, к сожалению, было наоборот.

Но именно Сталин создал предпосылки для перелома такой ситуации. В конце 40-х, начале 50-х, когда избыток трудовых ресурсов стал не столь значителен, а объем производственных фондов возрос, Сталин начал сам делать попытки "гуманизировать" режим. Ему не удалось самому реализовать этот процесс. Но инерция "цивилизационного строительства", инерция созидания, заложенная им, позволила Хрущеву улучшить жизнь и быт народа. Мы утверждаем, что подобная "гуманизация" была не личной заслугой Хрущева, а объективной закономерностью.

Совершенно очевидно, однако, что Хрущев не обладал стратегическим "цивилизационным" видением. Его действия были хаотическими. В конце концов, именно при нем, цивилизационный импульс, заданный Сталиным, заглох.

Но особенно гнусным с точки зрения интересов русской цивилизации было правление Брежнева. Это была ползучая дебилизация России. Именно брежневские партократы растратили технологическое и научное преимущество, накопленное Сталиным. Именно они втянули страну в экстенсивную сырьевую гонку и сделали экономику все более зависящей от западных технологий.

Политические реверансы Сталину в брежневские времена не более, чем двуглавый орел на штандарте обкомовца Ельцина. Что толку от реверансов и символов, когда опошлено дело.

Наши выводы можно проиллюстрировать на бытовом уровне. При Сталине в конце 40-х, начале 50-х среднее соотношение зарплаты инженера к зарплате рабочего было 1,3/1,0. Соотношение зарплаты младшего научного сотрудника к зарплате рабочего было 1,15/1,0. При Брежневе эти соотношения стали соответственно 0,7/1,0 и 0,5/1,0. Именно при Сталине в конце 40-х стали много платить за научные звания, колоссально возрос престиж профессоров и академиков, достигший уровня невиданного ни до, ни после ни в одной стране мира. И именно при Брежневе собственную науку начали мешать с грязью, а потом пошли кланяться Западу. О наших днях всеобщего одичания умолчим. И так все ясно.

Везде, куда ни взглянешь, система ценностей времени Сталина и сразу после Сталина цивилизованнее брежневского дебилизма и наших дней. Кто был лицом Армии ? При Сталине — летчики, после него — ракетчики. Сейчас .... мордовороты. При Сталине даже в войну студенты технических ВУЗов на военную службу не призывались. Дебильный Брежнев дошел до того, что они стали призываться в мирное время. А нынешние "демократические" правители жаждут призывать студентов вообще неизвестно куда, ибо армии как таковой, способной угрожать внешнему врагу, в России сейчас нет.

Так, кто цивилизованнее, "кровавый" Сталин, поднявший русского инженера на недосягаемую высоту, или "добрый" Брежнев, "опустивший" этого инженера в грязь, любимец бюрократов и полицаев всех мастей, вскормивший нынешнее спекулянтское быдло?

Технократам давно надо осознать, что Сталин был не кровавый тиран и коварный политикан, а творец, использовавший тиранический режим для строительства цивилизации, человек, истреблявший коммунистическую бюрократию всех мастей (мало, ох мало, Иосиф Виссарионович) и пестовавший русскую народную технократию. И что именно бюрократы, мастера политических интриг, потомки революционных ублюдков и бездарности погубили Дело Отца Русской Цивилизации.

Сталин поднял Россию через кровь и грязь к вершинам, где эта кровь и грязь должны были исчезнуть с неизбежностью наступления весны вслед за зимой. Бездарные брежневские и послебрежневские партократы-демократы-дегенераты "опускают" Россию с этих высот в низины, где кровь и грязь неизбежны.

Новый Сталин нужен России. Но именно Сталин, а не Троцкий или Буденный. Нужен лидер, способный затормозить Россию на спуске в дикость и грязь. Нужен лидер, осознанно поднимающий сталинское знамя построения российской технократической цивилизации. Должен ли этот лидер быть жесток ? По необходимости, да. Но не более того. Ведь Сталин был не громовержцем, упивающимся своей мощью, а тихим, внимательным и скромным человеком, никогда не говорившем: "Я решил". Хотя такие проблемы, как, к примеру, Чечня, новый лидер обязан решить быстро, жестко, безжалостно к бандитам, но без пролития русской крови, как это блестяще сделал Сталин в 1944 году.

Технократ по духу, жесткий ровно в той мере, в какой это требуют обстоятельства, без сентиментов и дешевых популистских трюков, вождь, который поднимет нас к новым высотам.

Для этого стоило прыгать на лед,

На снег среди гиблых проталин,

Когда посылает на помощь с высот

От имени Родины Сталин.

Так, или примерно так звучало запомнившееся с детства стихотворение о подвигах советских полярников. Оно характеризует то время, когда писали стихи и песни об ученых, героях и творцах, а не о проститутках и рэкитирах. Время Сталина.

Автор Петр Хомяков